На чердак на мотоцикле

На чердак на мотоцикле

Три года назад в Москве заговорили об обустройстве жилья в фабричных зданиях. Халиль Аминов («КоммерсантЪ») выяснил, в какой фазе находится сегодня рынок жилых лофтов.

В середине XX века Париж напоминал нынешнюю Москву: пригороды разрастались, мэрия прокладывала новые транспортные артерии и расширяла существовавшие магистрали. Парижанам, чье жилье попадало под снос, было предложено селиться на чердаках, согласно плану остававшихся в целости и сохранности. В подобном чердачном помещении в центре Парижа некоторое время жил директор по продажам КR Рroperties Александр Подусков, закончивший на тот момент строительный вуз. Парижский опыт вдохновил тогдашнего студента Подускова, и, вернувшись в Москву, он написал диссертацию об использовании под жилье чердачных помещений в российской столице. «Представляете, в Москве более миллиона квадратных метров чердаков, которые без переселения жителей домов можно переоборудовать в комфортное жилье!» — мечтательно говорит Александр. Что такое миллион «квадратов»? Это почти половина всех домов, офисов и торговых центров, построенных в Москве в прошлом году. Александр рассказывает, что московские власти опыт парижской мэрии не заинтересовал, зато идею подхватил и развил его нынешний работодатель. Владелец КR Рroperties. Александр Клячин в 90-е был фигурой незаметной, но хваткой: бизнесмену удалось скупить в престижных районах Москвы здания обанкротившихся предприятий. КR Рroperties сейчас принадлежит один из крупнейших в Москве лофт-объектов — комплекс здании бывшей фабрики «Красная роза» в районе парка Горького. В народе этот квартал прозвали Яндекс-стрит: крупнейшая российская интернет-компания давно арендует под свой офис большую часть помещений в «Красной розе». Почти так же развивалась ситуация вокруг популярного среди творческих людей района "Красного Октября»: «Гута-Девелопмент» вместе с мэрией пыталась возобновить производство шоколада на фабрике, но выгоднее оказалось переделать фабрику в лофт, где сейчас в основном находятся офисные помещения.

Справка:
Слово "Лофт" первоначально означало чердачное помещение. А сейчас — большое открытое помещение в бывших промышленных, складских или иных зданиях, реконструированных под жилье, офисы или галереи.
В Нью-Йорке одним из первых лофт-районов стал SоНо, который в середине XIX в. был застроен фабриками.
В Лондоне одним из крупных лофт-районов стал Docklands, где с середины XIX века до второй половины XX века действовал огромный городской порт.

Теперь московские девелоперы, успевшие получить в собственность бывшие производственные здания, пытаются превратить свои лофты в апартаменты. Самый крупный жилой лофт, который сейчас создает КR Рroperties, — «Даниловская мануфактура» в районе станции метро «Тульская». Еще два объекта с лофт-апартаментами компания намерена построить в районе Хамовников и один объект — на месте бывшей бани на Кадашевской набережной.

Московские девелоперы стали активно продвигать свои проекты по созданию лофт-жилья три года назад. «До кризиса многие владельцы бывших фабрик отдавали эти помещения под офисы, но потом спрос на офисные площади упал, девелоперам пришлось срочно придумывать новые «фишки». В то же время начал восстанавливаться спрос на жилые помещения», — объясняет изменение тренда директор по развитию Kalinka Realty Алексей Сидоров.

Застройщики лофтов в Москве мифологизируют свой продукт. Дескать, в Ныо-Йорке, где и зародился этот формат, в таких апартаментах живет богема. Если верить Wikipedia, первый лофт был придуман Энди Уорхолом, купившим в 1963 г. здание бывшей фабрики на Манхэттене, где он открыл мастерские для художников. «Это давно эксплуатируемый миф, что в лофты селится исключительно богема», — говорит дизайнер Вячеслав Хомяков. Портрет потенциального покупателя апартаментов в лофте совсем другой, соглашается Алексей Сидоров. «Как правило, такое жилье интересует тех, у кого уже есть комфортная квартира в престижном районе Москвы и до¬бротная дача в ближайшем Подмосковье», — утверждает он.

Владелец компании State Development Андрей Гринев, который одним из первых начал строить в Москве неолофты (вновь построенное здание в стиле промышленного дизайна), считает, что владельцев такого жилья отличает нестандартность. В городской среде, где волей-неволей происходит тотальная унификация, человек особо не склонен к самовыражению. «Лофты — это как раз и есть самовыражение, — рассуждает бизнесмен. — Представьте себе: вы заезжаете к себе в лофт на верхний этаж на своем любимом мотоцикле». Правда, для этого в своем строящемся на Серебрянической набережной неолофте «АртХаус» бизнесмен предусмотрел вместительные лифты. История появления неолофтов в Москве прозаична: девелоперу проще было согласовать с городскими властями новое строительство, чем получить разрешение на реконструкцию старых фабрик, многие из которых являются памятниками архитектуры.

По мнению Александра Подускова, среднестатистический покупатель жилья в лофте — бизнесмен, готовый заплатить за стометровую квартиру от $700 000 до $1 400 000. По подсчетам консалтинговой компании Knight Frank, аналогичная по размеру квартира в элитном ломе в Москве обойдется в среднем в $2 500 000.

В Москве обнаружился довольно высокий спрос на жилые лофты: почти 50% такого жилья покупают еще на этапе проектирования, выяснила другая консалтинговая компания S. А. Ricci. Впрочем, мне так и не удалось обнаружить в Москве ни одного заселенного дома в стиле лофт. «Еще рано, такие объекты только начали создаваться», — успокаивает Александр Подусков.

Комментарии
Вам также будет интересно